Смерть – это только начало. Глава 1.

Вас когда-нибудь били ногами? Меня – нет. Но именно так я себя ощущала, открыв глаза – тщательно избитой ногами. При этом больше всего досталось моей голове, она просто раскалывалась. Глаза то я открыла, но увидев лишь пелену, закрыла. Попыталась изменить положение головы, но это только усилило боль, и я снова провалилась в темноту.

Не знаю, сколько времени пролежала без сознания, меня потревожили звуки. Я слышала голоса, но они были так далеко, что слов не разобрать. Голова болела меньше, в теле чувствовалась легкость. Открыла глаза и увидела белый матовый потолок, он светился мягким светом, стены рассмотреть не удалось, похоже помещение было большим, а я где-то в середине.
«Наверное, я в больнице». «Полное восстановление», – услышала в голове, а может просто показалось. «Пить хочется». Рядом раздался негромкий звук, и губ коснулась трубочка. Втянула, в рот попала прохладная жидкость с легким лимонным вкусом. Сделала несколько глотков, на большее сил не было. «Спасибо», – снова легкий звук. Закрыла глаза, попыталась пошевелить рукой или ногой, получалось плохо. Я как будто находилась в киселе, точнее моё тело, а голова на поверхности. Рядом раздался звук, как у электрички, когда двери открываются или закрываются, и в поле зрения попадает парень. Длинные чёрные волосы заплетены колоском на висках, далее сплетаются в более толстую косу, а из всего этого великолепия торчат острые кончики ушей совсем как у…
– Дроу, – мой голос был тихим, его ушки дернулись, и парень повернулся ко мне.
– Обычно говорят «Эльф», – я просто зависла, его лицо было не совсем лицо. Ну, в смысле было лицо, но не такое как у людей. Глаза, нос, губы, всё как у нас, но при этом оно не было похоже на человеческое. Чёрная челка закрывала высокий лоб прямо до глаз. Глаза голубого цвета, большие и раскосые, без ресниц, с темно-синим зрачком, расположены ближе к вискам. Нос как у негра, простите, афроамериканца, полные губы в широкой улыбке. Пожалуй, лицо было необычное, но симпатичное, хотя и немного надменное из-за бледности кожи. На нём был комбинезон с разными нашивками, который плотно облегал неплохо подтянутую фигуру. Красный крест, который говорил о его причастности к медицине, был и на груди, и на предплечье.
– Они просто не разбираются в фэнтези, если бы твои волосы были светлыми или любого другого цвета, то ты бы сошел за эльфа, а так дроу, век воли не видать, – «чёрт, что я несу», – ты же не человек? Почему я тебя понимаю? Мы в больнице? Почему меня не пугает происходящее? Успокоительные? – вопросы бесконтрольно так и сыпались.
– Отвечаю по порядку: я – не землянин, а дронторец с планеты Дронтор. Мое имя – Дронкорут. А ты – Юля Разумова. Вы, земные особи, очень подвержены панике, а информация лучше воспринимается в спокойной и дружественной атмосфере, в этом случае успокоительное помогает, – улыбаясь, проговорило это чудо.
– Ну, тогда бухти мне, как космические корабли бороздят просторы большого театра, – увидев удивление на лице парнишки, вздохнув, добавила, – рассказывай: где, как, зачем и почему.
– С тобой интересно вести диалог! Начнем. Где? На космической станции «Древо жизни и семьи», расположенной на равном расстоянии от самых важных планетарных систем. Как? Ответить тебе не смогу, это не связано с моей деятельностью. Позже, если этот вопрос всё ещё будет тебя интересовать, найдешь ответ в паутине. Эта информация общедоступна. Зачем? В нашей галактике наблюдается сильное снижение численности женских особей. Это связано как с войнами и болезнями, так и со множеством других факторов. Я назвал тебе главные. Проведя большое количество опытов, оказалось, что ваша раса совместима со многими расами нашей Вселенной. Но есть один момент, поэтому я перехожу к следующему вопросу. Почему? Потому что на Земле ты умерла.
От его слов я забыла, как дышать, а сердце забилось быстрее.
– Что ты помнишь?
– Я ехала на дачу… за родителями… машину занесло на скользкой дороге.
– Всё верно, смотри.
Перед моими глазами появился небольшой экран, мигнул, и я увидела свою красавицу и всё то, что произошло на дороге. Я точно уловила момент, когда колёса стали скользить по дороге. Казалось, что водитель не предпринимает никаких попыток свернуть, машина ехала вперёд, съезжая на обочину, нырнула в кювет и резко остановилась. Тут же произошел взрыв, пламя охватило машину и меня в ней. Глаза защипало от слёз.
– А теперь я замедлю, чтобы ты увидела остальное, – запись вернулась в начало и в замедленном темпе я снова переживала аварию. Только сразу после удара рядом с машиной появилось голубое свечение, из него вышел человек в скафандре, открыл дверцу машины, раздался взрыв, и его отшвырнуло на несколько метров со мной на руках. Человек быстро поднялся и исчез в свечении, которое сразу пропало.
В моей голове было только два слова «мама» и «папа». Если там я умерла, то уже не смогу вернуться. Слёзы струйками потекли по лицу, а сердце заполняла вязкая, тягучая тоска по родителям. «Мне бы успокоительного, только позабористее», – мысленно попросила я, поняв это только тогда, когда губ коснулась трубочка. Я жадно начала пить, вкус стал более лимонным. «Спасибо», – о хороших манерах забывать нельзя.
– Тебе не повезло, в снегу был пень, сук пробил бензобак. В результате взрыв. Как ты себя чувствуешь? – участливо спросил парень.
– Никак, – последовал мой короткий ответ, резко накатило чувство безразличия, а тревоги и печали уносились прочь.
– ДЖИС, убирай капсулу.
– ДЖИ-С, – произнесла я незнакомое слово по слогам.
– «Древо Жизни и Семьи», ДЖИС – это мозг нашей станции, точнее, он и есть станция, контролирует все процессы. Ты попросила попить и получила.
– Но я ничего не говорила.
– Мысленно, – улыбнулся инопланетянин, при этом у него был такой вид, как будто ничего сверхъестественного не произошло, – твой организм претерпел некоторые изменения.
Я почувствовала, как обволакивающий тело кисель уходит вниз, а то, в чём я находилась, меняет форму. Теперь я лежала на обычной кушетке абсолютно голая, а Дрон, или как его там, продолжал рассказывать:
– В мозг имплантированы языковой и ментальный чипы. Ты сможешь понимать все базовые языки, а их 10, и входить в контакт с ДЖИС и другими кораблями назгульской технологии.
– Наз-гуль-ской, – пропела я, не понимая, что это? Такая своеобразная реакция на необычные слова или успокоительное? Упираясь руками в кушетку, села.
– Назгулы.
– О! Они, наверное, ходят в плащах с капюшонами, делают руками вот так, – я вытянула руки перед собой, растопырив пальцы, – и вытягивают души, – страшным голосом пропела я.
– Нет, они совсем не похожи на то, что ты описала. Они свирепые, сильные и жестокие воины, но среди них есть невероятно умные ученые и изобретатели. Я продолжу? – мой кивок.
– Ожоги рук и ног вылечены, но из-за этих травм ты провела в капсуле больше времени, чем остальные. Замедленны процессы старения, также был скорректирован вес и немного увеличен размер груди, форма была замечательная, но корректировка сделала её визуально лучше.
Я посмотрела на свою грудь, затем на Дрона, или как его там, он тоже смотрел на мою грудь. Я выпрямилась, от чего грудь немного поднялась вверх. Сделала глубокий вдох-выдох. Глаза парня, не отрываясь, следили за ней. Окажись я в такой ситуации раньше, прикрыла бы грудь руками, покраснела и смутилась, а тут – ни-фи-га, ноль.
– Очень хорошее у вас успокоительное. Не хочу отвлекать от такого ин-те-рес-но-го занятия… – парень вздрогнул, смутился, опустив глаза в пол, и быстро заговорил.
– Прошу прощение, обычно эту информацию я выдаю землянкам, когда они уже одеты, – снял с вешалки белый халат и подал мне. Просунула руки в короткие рукава, запахнула на груди и растерялась – ни замка, ни пуговиц! И тут полы халата просто прилипли к друг другу.
– Славненько, – снова без каких-либо эмоций, проговорила я.
– Также была проведена процедура восстановления первобытности, – подняла брови, а это что значит? – на Земле у тебя было слияние с мужской особью, и первобытность была нарушена, теперь ты снова нетронута.
– Ясно, я опять девственница, умереть не встать, – наверное, действие успокоительного потихоньку проходило, так как эта новость несильно меня обрадовала. Мой первый раз приятным не назовешь, вмешательство в такую интимную область меня просто взбесило, и я грубо высказала, – и как я понимаю, потеря этой пер-во-быт-нос-ти будет такой же неприятной и болезненной? – в конце я уже рычала.
– Это будет зависеть от того, с кем произойдет первое слияние, – виновато ответил парень.
Так, вдох-выдох, вдох-выдох, парень действительно не виноват. Если у них есть такая процедура, не думаю, что только для меня сделали исключение и восстановили мою первобытность.
– Дрон…
– корут, – поправил меня.
– Точно, Дронкорут. Ответь мне, зачем такие сложности?
– Как ранее я говорил, у нас наблюдается дефицит женских особей. Каждую попавшую мы сканируем на знания, возможности и потенциал и делим на две группы: исследователь и хранительница семьи.
– Исследователь – мне понятно, это ученый или что-то в этом роде? Это явно не мой профиль, научная деятельность меня никогда не привлекала. Я среднестатистический обыватель. А хранительница семьи – это жена?
– Не совсем, скорее подруга в постели, но она может стать женой или парой, родив ребенка или за другие заслуги, но это уже зависит от расы, – ответил Дронкорут.
– А если я не хочу.
– Для твоего спасения были затрачены немалые средства, – «другими словами деньги, потраченные на меня, надо отработать», – каждый цикл, по-вашему – полгода, проходит Выбор хранительниц семьи. На станцию прилетают представители разных планет и рас. Как они выбирают, тебе расскажут на занятиях.
Эта информация меня просто убила, на Земле я умерла, а здесь единственная перспектива – стать любовницей какого-то марсианина.
– А другой вариант есть? – с надеждой спросила.
– Есть, но он тебе не понравиться. Если не выбирают в течение двух циклов, женская особь отправляется в увеселительный дом.
– Да, от любовницы до шлюхи – один только шаг, – тихо сказала, – ДЖИС, мне бы ещё твоего фирменного успокоительного, пожалуйста.
– Не обязательно говорить вслух.
А на столике рядом со мной уже стоял стакан с жидкостью.
– Спасибо, только доза маловата, – сказала, осилив жидкость в два глотка, – для переваривания такой информации надо либо больше, либо крепче.
– Как медик, не рекомендую тебе пить хмельное, а тем более смешивать с успокоительным.
– Спасибо, доктор! – снова накатило безразличие.
– Давай я проведу тебя в комнату, где ты будешь жить, – предложил Дронкорут, одевая мне на ноги мягкие туфли, и указал рукой куда двигаться.
Мы шли по коридорам станции, Дронкорут впереди, я за ним. Я спокойно рассматривала станцию, серые стены из пластика или чего похожего, ярко святящийся потолок. Было многолюдно, на встречу часто шли мужчины разных рас. При появлении каждого нового субъекта, Дронкорут делал шаг в сторону, чтобы меня лучше было видно. Халатик облегал, как вторая кожа, закрывая снизу только самое ценное. Я чувствовала пристальные сальные взгляды, моя же реакция – ноль.
– У вас очень хорошее успокоительное, – дружески хлопнула парня по спине.
– Ты уже говорила, – опешил парень от такого хлопка.
– Здесь всегда столько народа?
– Нет, через 10 дней состоится Выбор Хранительниц и многие прилетают заранее, чтобы подобрать себе несколько кандидатур, – Дронкорут остановился у стены, положил руку на панель, дверь с легким шипением открылась, – теперь ты, – послушно повторила его действия, – твои данные внесены, проходи.
В комнате было шесть кроватей в три ряда, на трёх сидели землянки. Дронкорут остановился у свободной.
– Присаживайся, – смирно села, а он немного завис, наверное, дает команду ДЖИСу.
На столике рядом с кроватью появилась таблетка и стакан.
– Выпей, – вопросительно подняла брови, – снотворное. Тебе надо отдохнуть!
– Спасибо, Дронкорут. Спасибо, ДЖИС, – выпила, легла и, только закрыв глаза, сразу отключилась.

Любовная фантастика. Смерть – это только начало. Глава 2.

Вы можете подписаться на все ответы к этой записи через RSS 2.0 ленту. Вы можете оставить комментарий или трэкбек с вашего сайта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *